Кому я такой нужен?

Свершилось! Поголовный любимчик женщин СНГ и всех интеллектуалов Дмитрий Дибров опять в ТВ-эфире.

После «Доброго утра», «Старого телевизора», культовой «Антропологии» и «Счастливчика» он стартовал на канале «Россия» с эпатирующей программой «Я готов на всё». Здесь Дибров — и провокатор, и сердцеед, и волшебник. Заставляет несчастных прыгать с «тарзанки» и плавать с акулами. Да, ради ТВ он действительно готов на всё.

— За время отсутствия на ТВ Вас уже записали в изгои…

— Я-то ладно, в списки неудачников попали и Александр Исаевич Солженицын, и Хакамада… Зато Ксения Собчак указана как герой нашего времени. Это же классная сатира!

— Вы сомневаетесь, что г-жа Собчак — герой нашего времени?

— После фанфар программы «Воскресенье с Дмитрием Дибровым» я ушёл продюсером на питерское ТВ. А ведь у меня были такие же рейтинги, как у Листьева. При этом, Гусинский платил мне за один эфир безумные деньги. Но я ушёл. А люди подходили и спрашивали: «Куда Вы делись?». Хотелось им крикнуть: «Как я исчез?! Я же три ночи торчал в монтажной, у меня глаза красные!».

— Считаете работу проповедью?

— А как же? Проповедь самоотверженности, проповедь света, добра.

— Некоторые ведущие, поиграв на публику лицом, приходят в кабак и жалуются: «Опять для идиотов пришлось кривляться».

— Если человек считает, что это вонючее шоу, а он будет сниматься, чтобы показать, какой он хороший, — вот это дьявольщина. Надо понимать, ты — никто, твоя профессия — всё. Сегодня денежки есть, а завтра? Когда медные трубы стихнут, что делать?

— Извините за пошлый вопрос. Вы могли бы ради близкого человека пойти на всё?

— Когда Серёжу Тимофеева, с которым мы делали 4-й канал, застрелили, но ещё неделю он жил с перебитым позвоночником, мы были готовы на всё. Звонили в немецкие лечебницы, в американские. Узнавали об инвалидных креслах, собирали деньги… А в августе 91-го, когда мы все три дня снимали у Белого дома?! Но и любовь, естественно. У меня была разнообразная чувственная жизнь.

— Была? Теперь всё в прошлом?

— Нет, была, есть и ещё будет. И среди неё было несколько романов, несколько эпох страстей. Одна — в 17 лет, моей избраннице было 30. И страсть была деспотическая, сравнимая со страстью, которую внушает Кармен Хосе. Есть любовь на равных, а есть не на равных, когда мужчина позволяет себя любить. Есть любовь, когда мужчина учит, а девушка учится. Есть любовь на лыжах. Но есть любовь, когда всё валится из рук. Она испепеляет. В такие минуты я готов на всё.

— Абсолютно бескорыстно?

— А Вы сомневаетесь? В своё время придумали, что я не ушёл с НТВ на Первый канал лишь потому, что требовал на свою программу 50 тысяч долларов в месяц. Это же сатана выдумал! Сатане только и нужно, чтобы люди говорили: «Да нет героев, все врут, и всё происходит только ради денег».

— А разве не так?

— Знаете, когда только приехал в Москву, я получал 60 рублей в месяц. Мне было всего 23 года, у меня в Москве никого не было. Ведь я ещё и женился. А в 23 года иначе как по залёту не женятся, поэтому надо было и ребёночка ставить на ноги. И вот я сижу дома: ребёнок плачет, денег нет, а с жены что возьмёшь, со студентки? Это же любовь, не расчёт. Чтобы подработать, я писал дома репортажи. К счастью, в моей квартирке был чулан, я вытащил оттуда швейную машинку, выкинул старую перину и там оборудовал себе местечко, где мог закрыться и работать. Но быстро выяснилось, что ребёнок громко кричит по ночам, — тогда я купил себе в кредит магнитофонную приставку и наушники…

— Дим, скажите, а сколько сейчас лет Вашему сыну Денису?

— Двадцать. Он заканчивает Институт телевидения и радио.

— Какие у вас отношения?

— Да как-то мы не понимаем друг друга. Мне кажется, он человек талантливый, но неправильно ориентирован к ТВ. Спрашиваю его: «Зачем ты идёшь на ТВ?». А он: «Я хочу быть богатым и знаменитым, как ты и Киселёв». Но нельзя идти на ТВ, чтобы стать богатым или знаменитым…

— А Вы не для этого пришли?

— Если вам необходимо написать, что Дибров лицемер, маленькая, неинтересная и подленькая личность, — то это уже написано. Если вы хотите написать, что в быту Дибров — многожёнец, наркоман, педераст, кокаинист, лицемер, хам, — пишите. А иначе зачем Вы меня оскорбляете?

— Я Вас не оскорбляю, я Вас понять хочу.

— А кто бы меня выдержал? Моя первая жена была нежной молоденькой девочкой. Зачем же она вышла за меня замуж? Это была любовь щенят, нам — всего по 20 с небольшим. Я считаю, что вслед за Мао Цзэдуном нужно запретить в таком возрасте жениться.

— Второй раз Вы были умнее?

— Конечно, второй брак длился 6 лет. Но на долю второй жены свалилась гораздо более страшная ноша — эта ноша называется «живой труп». В основном, этот человек, отец ребёнка, всегда отсутствует. Этого мужа никогда нет. Но когда он есть — его тоже нет, он сидит спиной к супружескому ложу. И вот лежит моя жена, молодая, красивая, на постели, а я компьютером занимаюсь. Ну и на фиг я такой был нужен?

— Выходит, Вы не семейный человек?

— Мой бог — моя профессия. А кроме неё меня вообще ничего не интересует.

Александр Мельман

Опубликовано в газете «Московский Комсомолец» от 31.03.2005




Copyright © 2003–2018 WebSiteEditor Татьяна Николаева aka Li-Lu
Copyright © 2003–2018 WebMaster Андрей Николаев aka Shaman
Разрешается публикация материалов со ссылкой на сайт TOHK «ОБЛАКО-9»
 

TOHK «ОБЛАКО-9»









Яндекс.Метрика


Exp.: Вс, 16.12.18 02:09
Mod.: Вт, 18.10.05 11:51