Трудно быть БГом

Поговорить с Гребенщиковым для журналиста задача крайне тяжёлая: БГ, как правило, ограничивается теми интервью, которые предписаны контрактом с выпускающей фирмой. Но ещё сложнее уже в процессе беседы понять, где заканчивается серьёзный разговор и начинается фарс.

БГ и его учителя

Почему-то вместо того, чтобы задавать вам обычные житейские вопросы, каждый считает своим долгом обсудить с Гребенщиковым что-нибудь заумное…

— Я уже давно перестал над этим смеяться. Каждый воспринимает меня в меру своей испорченности.

— Но вы поддерживаете этот стереотип. Вы просто хотите соответствовать ожиданиям?

— Нет-нет. Вот, например, сейчас: я просто пытаюсь всеми силами как можно более искренне и максимально точно отреагировать на этот вопрос.

— Есть вопросы, которые порядком надоели?

— Я всегда стараюсь серьёзно и полно ответить на все вопросы: как умные, так и глупые. Вот и всё.

— Вы живете с собой в ладу.

— Конечно, в ладу. В том смысле, что шизофренией я, во всяком случае, не страдаю. Но штампы мышления всё время ставят перед нами массу проблем. Я знаю, что этих проблем не существует, что они иллюзорны и появляются только из-за того, что моё сознание функционирует неправильно. Но, как говорят мудрые люди, наши лучшие учителя — это наши враги. Если бы не было этих постоянных разборок с собой, с окружающим миром, то мы бы застряли. Но поскольку они есть, то мы учимся — в процессе решения каждой проблемы.

— Как вы решаете свои финансовые проблемы? «АКВАРИУМ» не окучивает клуб за клубом, город за городом… Иными словами, на какие деньги вы существуете?

— Мы играем по пять–шесть концертов в месяц. Этого вполне достаточно для того, чтобы обеспечить себе достойное существование. У нас есть всё, что нам нужно. Банковских счетов, конечно, ни у кого нет. Ну, разве что у меня. Но на этих счетах, которые уже лет десять как открыты, не так много денег. Дело в том, что человек может копить деньги сам, а может позволить заботиться о себе Богу. Считаю, что второе значительно разумнее.

— То есть Бог заботится о вашем благополучии?

— Бог заботится о группе «АКВАРИУМ». Пока что.

БГ и попса

Считается, что рок-н-ролл основан на протесте. В советскую эпоху рок-музыканты протестовали против политической системы. А что теперь?

— Неверная постановка вопроса. Да, рок-н-ролл базируется на протесте. Но этот протест от самого начала и до самого конца заключается в том, что вокруг меня очень много красивых девушек, а рядом со мной их значительно меньше, чем этого хотелось бы. Весь рок-н-ролл кричит: «Женщину мне в постель! Немедленно! И желательно несколько!» Бивис и Бадхен — вот вся политика, что есть в рок-н-ролле, и другой никогда не будет. Даже если люди выходят на демонстрацию под лозунгом «Рок против насилия над тюленями и пеликанами в Южной Африке», то под этим всё равно скрывается твёрдая идеологическая основа. А именно: «Сейчас я выйду на эту демонстрацию и сниму там себе трёх девок. Или четырёх мужиков».

— Почему вы не присоединяетесь к вашим рок-товарищам во главе с Юрием Шевчуком, которые в качестве объекта протеста выбрали попсовиков и фонограммщиков?

— Они всегда выбирают самых безобидных божьих тварей, которые слова в свою защиту сказать не могут. Сначала протестовали против советской власти. Что она могла противопоставить этим вонючим небритым уродам, которые в угоду своей похоти, в угоду своей наркотической зависимости набросились на неё со своими грязными мыслями? Ну что ж, они своего добились — советской власти больше нет. Теперь они налетели на невинную попсу. Я очень хорошо отношусь к Юрию Юлиановичу. Но когда я вижу, как этот грубый, не постесняюсь этого слова, муж-чи-на — со своими агрессивными песнями, со своей группой ДДТ (а там остальные ещё хуже) начинает топтать своими ковбойскими сапожищами Алёну Апину — эту голубку в белом платьице… Что тут можно сказать? Ей же 17 лет, она ведь петь-то толком не научилась, русского слова не знает, защитить себя не может. Или взять Наталью Ветлицкую. Она же белый ангел! Бэмби! Я не могу в этом участвовать. Более того, собираюсь провести фестиваль «Джаз в защиту попсы».

— Упоминая рокеров, вы почему-то говорите «они»…

— Потому что «АКВАРИУМ» — это попса, а не рок. Изначально. В 1972 году «АКВАРИУМ» был основан как поп-группа.

— Что вы понимаете под «поп-группой»?

— Мы хотим быть популярными и ради этой популярности готовы на всё. Я никогда не расскажу, на что мы хотели пойти и не пошли только потому, что нас не пустили. А если я расскажу, на что мы всё-таки пошли, но до чего не успели дойти, то нас могут посадить. Это опасно. Мы хотим нравиться всем девушкам (точнее, тогда хотели нравиться всем девушкам — сейчас уже не всем), даже планируем осуществить совместный проект с группой «ИВАНУШКИ-INTERNATIONAL». Я как-то встретил одного Иванушку в клубе «Кино»…

— Которого именно?

— Да откуда я знаю, которого! Ну, так вот. Мы твёрдо договорились, что когда-нибудь вместе запишем альбом.

— То есть протестовать вы не намерены. А на выборы пойдёте?

— На выборы чего? Выбирать-то нечего. Решение Сына неба недоступно для понимания простых смертных, а для меня это решение — закон. Я уже всё выбрал: между хаосом и порядком, между жизнью и смертью, между бетоном и бабочкой, между рокерами и Бэмби, наконец.

— Мы вернулись к тому, с чего начали: я задаю простой вопрос, а вы отвечаете на него в рамках сложившихся о вас представлений.

— Нет. Думаю, что такого ответа от меня не ожидали.

БГ и Николай Угодник

Ваш последний альбом «Песни рыбака» — он чем-то отличается от прочих?

— В нём нет мрачных песен, нет нытья, депрессий. Мне сложно выразить это в словах, да и не хотелось бы. Но он другой. Дело даже не в звучании индийских инструментов. Там совершенно новый принцип чередования аккордов, новый принцип создания текстов. Не буду раскрывать этот принцип ещё и потому, что не хочу лишать слушателя удовольствия открыть его самому. Надо только внимательно проанализировать поэтическое построение — там много интересного. Я, во всяком случае, такого ещё не встречал и раньше писал по-другому.

— А как вы писали раньше: специально все усложняли, зашифровывали простые истины?

— Создание тестов — это моя жизнь. Зачем же мне выставлять её напоказ?

— Тогда расскажите историю строчки «если к тебе подойдёт Люцифер, скажи, что Коля просил передать привет» из песни с нового альбома.

— Мы были под Кисловодском на мощах Феодосия Кавказского. Там служит чудесный священник-экзорцист, который изгоняет из людей бесов — один из немногих, кто делает это профессионально. Он поведал, как изгонял бесов из одной тщедушной старушки. На всякий случай к этой старушке приставили двух здоровенных мужиков. Так она силами вселившегося в неё беса раскидала их по церкви и налитая кровью двинулась на священника со словами: «Сейчас я тебе голову-то от тела откручу!» Он понимает: всё — конец. И вот, когда старушка подошла уже совсем близко, её вдруг скрутила какая-то невидимая сила, и она, размахивая руками, закричала: «Колька, уйди на!.. Колька, отвяжись, не мешай!» Старушку тут же связали, и, придя в себя, она сказала священнику: «Ну, если бы не Колька, я бы тебе голову точно оторвала». Что за Колька? — думает. А потом понял: это Николай Угодник — его святой — поставил бесу мощные вилы.

— Значит, этот Коля и есть Николай Угодник?

— Не совсем так. Это было бы пошло. Здесь же всё произошло само собой — песня была написана за полгода до того, как я услышал эту историю, и писал я совсем о другом.

— О чем?

— Имею ли я право навязывать вам свою точку зрения? Понимание песен — личное дело каждого.

БГ и корнеплоды

В другой песне — «Растаманы из глубинки» — есть такие слова: «Я еду на Джомейку — работать над курением травы» и так далее. Вам не кажется, что вы своими песенками создаёте положительный образ наркомании?

— В нашей стране сотни государственных мужей поддерживают наркомафию, кормятся на деньги наркомафии. Почему же, осуждая такие песни, эти суки молчат о себе? Это ли не фарисейство? Дилеры прямо в школах продают детям героин по цене зубной пасты. Кто-то ведь нанимает этих дилеров на работу, контролирует их, «крышует». Уже несколько десятков лет люди получают чудовищную прибыль только за то, что, проклиная наркоманию с экранов телевизоров, прикрывают и поддерживают её изнутри. «Мы ничего не можем с этим поделать, — говорит полковник какого-нибудь особого эскадрона по борьбе с наркотиками. — Потому что процессом заправляют наши шефы». Государство убивает своих граждан, и весёлая песня про траву, о которой поёт каждая вторая группа, не идёт ни в какое сравнение с индустриальным производством и внедрением тяжёлых наркотиков.

— Но стоит ли бросать лишнюю веточку в костёр?

— Этот грандиозный костёр питается горючими веществами, а не веточками. Если бы увещевания деятелей культуры имели хоть какое-то значение, то пришлось бы уничтожить половину мировой литературы, в которой упоминаются наркотические вещества, — в том числе алкоголь и никотин. Это существует, но говорить об этом нельзя? Тогда уж лучше сразу — с песнями и в концлагерь.

— По-вашему, художник не должен нести ответственности за влияние, которое оказывает его творчество на общество?

— Свою ответственность я знаю. «Растаманы из глубинки» — не пропаганда наркотиков. Я пишу в расчёте на людей, которые способны связать два узелка в голове. В песне ведь есть и такие слова: «садовник внимательно следит за каждым корнеплодом на грядке». Лично меня курение травы приводит к состоянию корнеплода. Я же предпочитаю оставаться человеком. Но у каждого должно быть право выбора: быть корнеплодом или быть человеком.

— Получается, с одной стороны, ваш голос не имеет значения, с другой — имеет, но это никакая не пропаганда.

— В этой песне все точки зрения сбалансированы, там есть и «за» и «против». Считаю, что лёгкие наркотики должны быть легализованы — и это третий ответ, который сводит воедино два предыдущих. Но легализация лёгких наркотиков приведёт к тому, что многие высокие чины потеряют свои миллиарды. В каком состоянии человек может впервые попробовать наркотики? Или в условиях Peer Pressure — давления со стороны окружающих (скажем, все вокруг курят, дай-ка и я закурю), или просто потому, что ему хочется испытать что-то новое. В этом случае останавливать человека бессмысленно. Государство не даст — даст дилер на углу. Вот только государство может дать чистый продукт, а что даст дилер — неизвестно. По сути наркотики — такой же медикамент, как аспирин, а от некоторых наркотических веществ вреда куда меньше, чем от водки. Человека же можно поймать на чём угодно: будь-то наркотики, деньги, водка, секс… Наркотик — всего лишь один из ряда соблазнов.

БГ и музыкальные глыбы

В своё время в «АКВАРИУМЕ» играли такие культовые фигуры, как Курёхин, Титов, «Дюша» Романов, Гаккель, Ляпин… Потом музыканты стали меняться так часто, что на определённом этапе вы выступали как просто «Б.Г.». Сегодняшний коллектив — это «Аквариум» в полном смысле или в группу пришли очередные сайд-мэны?

— Давайте оценим всё объективно. «АКВАРИУМ» был основан в 1972 году. До 1981 года, когда мы выпустили первый альбом, нас знали человек 200–300. Следующий период жизни группы продолжался до 1986 года: Гаккель к тому времени уже ушёл, а другие музыканты, имена которых я не хочу называть, больше выпивали, чем играли. Группа ничего не записывала, началась полоса стадионного «чёса». Так что мы говорим о людях, которые успели себя зарекомендовать за какие-то пять лет, а в случае с Титовым, так и вовсе за три — он пришёл в 83-м. И вдруг выясняется, что все они — глыбы. Хотя, если оценить конкретный вклад того или иного музыканта, то я не могу понять: почему они — глыбы, а люди, которые играли, скажем, с 1991 по 2000 год — сайд-мэны? Просто в 1986 году об «АКВАРИУМЕ» разрешили писать, и музыканты начала 80-х в одночасье стали мифами. Что же касается нынешнего «АКВАРИУМА», то этот коллектив играет в неизменном составе четвёртый год. За это время мы записали семь альбомов, в то время как на счету «АКВАРИУМА», о котором мы говорим, — только пять. Впрочем, каждый музыкант незаменим на своём месте и в своё время. Все они разные, все по-своему уникальны — и вчерашние, и сегодняшние.

— С одной стороны, перед глазами вы не мелькаете, с другой — у вас постоянно нет времени. Чем же вы постоянно заняты?

— Занят я музыкой, а лезть на телевидение не вижу смысла потому, что там и без меня достаточно желающих себя разрекламировать. Не зря ведь Пастернак писал: «Быть знаменитым некрасиво». Попасть в рубрику новостей шоу-бизнеса? Зачем? Нас больше интересует война в Ираке, вторжение в Афганистан. Которое мы планируем осуществить совместно с «Иванушками». Они войдут в страну первыми. С их помощью мы хотим примирить враждующих феодальных лордов Афганистана.

— Примирение афганских феодалов — и есть сверхзадача вашего будущего сотрудничества с «Иванушками»?

— Наша сверхзадача — установление королевской линии Меровингов на всех тронах Европы, а желательно и Азии, и Африки.

— Порой вы кажетесь человеком из прошлого. Нет чувства, что в жизни всё уже сделано?

— Я не из прошлого, я из времени, где времени не существует. Оттуда пришёл, туда и уйду — там мне очень хорошо. Здесь же я одной ногой — чтобы успеть как можно больше. И, по моим внутренним ощущениям, мне предстоит сделать ещё немало. Конечно, жизнь может внести свои коррективы, но на данный момент это так.

© Copyright Андрей Миронов

Опубликовано на сайте ГОРОД. Петербургский журнал




Copyright © 2003–2018 WebSiteEditor Татьяна Николаева aka Li-Lu
Copyright © 2003–2018 WebMaster Андрей Николаев aka Shaman
Разрешается публикация материалов со ссылкой на сайт TOHK «ОБЛАКО-9»
 

TOHK «ОБЛАКО-9»









Яндекс.Метрика


Exp.: Вс, 16.12.18 02:13
Mod.: Вт, 29.05.12 09:35