Проснись, Нео!

В фильме «Матрица» богато переплетаются символизм, мифология и психология. Сюжет фильма разворачивается на многих уровнях. На поверхности, совершается выпад в сторону технократизма нашей культуры и делается апокалиптическое предсказание относительно создания и использования искусственного интеллекта. На более глубоком уровне, фильм изображает борьбу человека за выживание — один из фундаментальных мотивов в жизнеустройстве человеческой психики по К. Г. Юнгу. Помимо этого, концепция Юнга включает в себя взаимоотношения по оси Эго–Самость их связь с Персоной, Тенью, индивидуацией и трансцендентальной функцией. Цель данной статьи — проиллюстрировать эти юнгианские категории в контексте сюжета фильма, его отдельных эпизодов и диалогов.

События «Матрицы», как это выглядит, разворачиваются в современном американском городе. Нео, главный герой фильма, — пребывающий в унынии молодой человек; хакер — ночью, работник большой корпорации — днём. Будучи хакером, Нео наслышан о Матрице и хочет узнать, что это такое. С ним встречаются таинственные незнакомые ему люди, которые, однако, знают, что такое Матрица. Эти люди рассказывают Нео, что Матрица — это смоделированная компьютером реальность, в которой он живёт, и что эта компьютерная система создана искусственным интеллектом (ИИ), захватившим землю. На самом деле уже идёт XXII век. В битве за господство между искусственным интеллектом и людьми земля была опустошена. Матрица скрывает это от человека. Теперь, люди создаются искусственно и их жизнедеятельность поддерживается системами ИИ. Затем они подключаются к компьютеру и компьютерная программа создаёт виртуальную реальность — Матрицу. Люди проживают свои жизни в этой компьютерной модели реальности; вся их жизнь проходит внутри их умов. На самом деле, люди содержатся в механических инкубаторах заполненных чем-то вроде биораствора. Инфраструктура выращивает людей чтобы собирать электроэнергию, которую они вырабатывают.

Те, с кем встречался Нео — это группа людей вырвавшихся из Матрицы. Их лидера зовут Морфей. Морфей верит, что Нео — спаситель, «The One» («Тот Самый»). Пифия (тоже одна из освободившихся) однажды предсказала приход спасителя, своеобразное второе пришествие, и что он будет способен смотреть сквозь Матрицу и сможет повергнуть её. Пифия сказала Морфею, что именно он найдёт «Того Самого». Сквозной вопрос всего фильма — является Нео «Тем Самым» или нет.

На одной из первых сцен Нео спит дома за своим столом. Компьютерный монитор перед ним гаснет и на нём возникают слова: «Проснись, Нео». Это сообщение — призыв Самости. «Спящий» человек живёт своим Эго, это признак эгоцентричной психики. Он не догадывается о возможности существовании чего-либо помимо Эго и не пробужден к жизни в другом мире, существующем вне его Персоны, скрываясь за которой он существует.

Вслед за этим сообщением на экране появляется другое: «Следуй за белым кроликом». Оно очевидным образом связано с эпизодом из «Алисы в стране чудес», когда она идёт за белым кроликом в дыру и попадает в подземный мир. В данном случае белый кролик трансформировался в татуировку на плече девушки, которая пришла к Нео. Нео решает последовать её приглашению: он идёт за белым кроликом. В терминах юнгианской психологии, девушка с белым кроликом на плече, представляет собой анимический образ — женщина из подземного мира, которая выводит его из спящего состояния. Анима — это отображение души мужчины. Она проводник по внутреннему миру мужчины. Аналог Анимы у женщин — это Анимус.

Девушка с белым кроликом на плече пришла вместе с мужчиной купившим у Нео компьютерный диск с нелегальной информацией. Этот мужчина называет Нео своим спасительным, своим Иисусом. В дальнейшем, мотив Нео, как Иисуса проходит через весь фильм. По мнению Эдингера, Иисус — это фигура, символизирующая Эго в процессе индивидуации.

Образ Иисуса и его богатый символизм имеют большое количество параллелей с процессом индивидуации. Фактически, если внимательно изучить христианский миф в свете аналитической психологии, то неизбежен вывод, что глубинный смысл христианства в пути индивидуации (Эдингер, 131).

Ссылка на Иисуса в этой сцене указывает на то, что Нео представляет человеческую психику начавшую процесс индивидуации.

Нео встречает женщину по имени Троица (Trinity). Она говорит Нео, что ей известно о его желании узнать, что такое Матрица. «Тебя сюда привёл вопрос. Что такое Матрица?» Она также фигура анимическая; Троица — та, кто проведёт его в подземный мир. Юнг говорил, что Анима занимает место между личным и коллективным бессознательным. Также, Анима — это притягательный образ, связанный с судьбой или вызовом для человека.

Троица, как «троичный» образ, является незавершённым. Юнг пишет — «число три не является естественным выражением целостности, поскольку минимальное количество элементов определяющее полную завершённость — четыре» (Storr, 275). По мнению Юнга, именно число «четыре» выражает целостность в человеческой психике. Если переставить местами буквы в имени Нео (Neo) получится слово «один» и, одновременно, — «Тот Самый» (The One). Разделённость чисел «один» и «три» в образах Нео и Троицы выражают отсутствие целостности. И, как мы увидим, их соединение в конце фильма (в сумме получаем — четыре) становится тем самым, что было необходимо Нео для повержения своих противников.

После первой встречи с группой Морфея происходит конфликт с персонажем отражающим позицию Эго. Нео, после опоздания на работу, встречается со своим менеджером. Менеджер говорит: «У вас проблемы с руководством (с подчинением), мистер Андерсон». Нео — это его псевдоним, как хакера; его имя в «настоящем мире» Томас Андерсон. Менеджер недвусмысленно сообщает мистеру Андерсону, что тот потеряет работу, если опоздает ещё раз. Менеджер — это система защиты Эго, пытающаяся восстановить свой контроль над Нео после вторжения бессознательного (Троица). По иронии, в этом эпизоде, показаны мойщики окон, выполняющие свою работу. Этот образ (мытье окон) подразумевает, что Нео обретает понимание и начинает видеть вещи более ясно.

Ставки повышаются, когда появляются агенты Матрицы (тоже защитный механизм Эго), чтобы забрать мистера Андерсона для разговора. Морфей пытается помочь; он звонит Нео на сотовый телефон и пытается вывести его из здания до того, как агенты его поймают. Это конфликт между бессознательным, представленным Морфеем, и защитной системой Эго, представленной агентами Матрицы.

Агенты хватают Нео. Имена агентов: Смит, Браун и Джонс. Эти обыденные имена указывают на недостаток индивидуальности у собирательного образа социума. Эти защитные механизмы существуют для того, чтобы не позволить Нео понять, что происходит на самом деле. Нео допрашивают в пустой безликой комнате с желтоватым освещением. Агент Смит говорит Нео, что у него две личности. Одна — гражданин, который платит налоги и ходит на работу каждый день. Другая — компьютерный хакер, который нарушил все мыслимые законы о хакерстве. Агент сказал Нео, что одна из этих личностей имеет будущее, а другая — нет. Это его выбор. Эти две личности созвучны двум личностям Юнга, которые он описывает в своих воспоминаниях. «Где-то, в глубине души, я всегда знал, что во мне было два человека. Один был сыном моих родителей, который ходил в школу и был менее сообразительным, внимательным, трудолюбивым, благопристойным и чистоплотным, чем многие другие мальчики. Другой был взрослым, даже, старым…» (ВСР, 44). Он обозначил первого, как личность номер один, второго — личность номер два, о которой Юнг говорит — «она есть в каждом индивиде» (45).

Это разделение на Нео и мистера Андерсона также демонстрирует юнговскую концепцию Персоны. «Персона — это сложная система отношений между индивидуальным сознанием и социумом, нечто вроде хорошо подогнанной маски, созданной, с одной стороны, чтобы произвести определённое впечатление на окружающих и, с другой стороны, чтобы скрыть истинную сущность индивида» (Storr, 94). Персона — это внешняя, публичная личность, та личность, которую индивид демонстрирует обществу. Персона есть у каждого, и если кто-то верит, что персона — это всё, из чего состоит его личность, то он в чрезмерной степени подстраивается под внешний мир и в недостаточной — под свой внутренний мир. В этом смысле, мистер Андерсон — это Персона, маска, которую носит Нео во внешнем мире.

Нео встречается с Морфеем. Это чернокожий мужчина, представляющий собой теневой образ (ещё одна концепция Юнга). Тень — это часть личного бессознательного, которая вмещает в себя отвергнутые или вытесненные части личности. Зачастую, в Тень входят те аспекты личности, которые в детстве отвергались родителями или другими авторитетными фигурами. Таким образом, Тень содержит те стороны личности, с которыми человек не желает встречаться и не желает признавать. Теневые черты, с точки зрения Эго, считающего себя высоко моральным, могут быть признаны недостойными. Однако, как пишет Юнг: «…Тень это всего лишь неразвитое, примитивное, неадаптированное, а не целиком плохое» (Storr, 90).

Юнг считал, что примирение противоположностей, Эго и Тени, это трудная, но крайне важная задача для индивидуума. Тень связывает личную энергию. Знакомство с Тенью и интеграция её аспектов позволяет психике высвободить значительное количество энергии. Это даёт возможность для перемен и роста психики. Имя Морфей подразумевает перемены (видимо, от англ. morphing). Когда Нео встречается с Морфеем и принимает решение узнать, что такое Матрица, он выбирает встретиться со своей Тенью и измениться.

Морфей рассказывает, что из себя представляет Матрица. Он говорит: «Матрица — это всё вокруг нас. Она вроде ментальной проекции, создаваемой человеком. Она надвинута на твои глаза, чтобы скрыть от тебя правду». Матрица — это психическая реальность созданная искусственным интеллектом, контролирующим землю. Реальность проецируется в мозг человека, который в действительности живёт, как зародыш внутри яйцеобразного контейнера. То, что человек воспринимает, как реальность, на самом деле, всего лишь иллюзия созданная компьютером для того, чтобы держать его в довольстве. Агенты Матрицы (Эго) ответственны за проецирование иллюзорного мира, ширмы, для того, чтобы контролировать человека. Конечная цель ИИ — сбор электроэнергии, которую человек естественным образом вырабатывает.

По сути, Матрица — это метафора проекции. И. Якоби так определяет проекцию: «…бессознательная автоматическая экстраполяция на объект внутренних психических содержаний, воспринимаемых в дальнейшем, как атрибуты этого объекта. Всё, что не осознаваемо человеком, проецируется им на объекты вовне, поэтому феномен проекции — часть естественного существования психики, это заложено в человеческой природе» (48n).

Содержания Тени часто становятся предметом проекции на других людей. Ортодоксальный христианин может воспринимать того, кто не признаёт Иисуса спасителем, как проявление демонического или злого; эти характеристики, которые христианин приписывает другому человеку, на деле, его собственные черты спроецированные из его теневых содержаний. Многие годы, во времена холодной войны с Советским Союзом, американцы проецировали свою коллективную Тень на жителей Союза. Во времена колонизации Африки, европейцы проецировали свою Тень на чернокожих африканцев, которых они встречали, полагая их нецивилизованными и звероподобными.

Зачастую, Эго не подозревает о существующих проекциях. Люди, контролируемые искусственным интеллектом, точно так же не подозревают существования Матрицы. Они физически живут в состоянии вынашиваемых зародышей, но в своих умах они видят реальность, Матрицу. Такое существование соответствует Эго, спящему до начала пути индивидуации, до первых проблесков осознания Самости.

В фильме Нео с помощью Морфея и его товарищей выбирается из своего инкубатора. Крышка контейнера открывается, Нео поднимает голову, покрытую тонкой прозрачной плёнкой, и осматривается по сторонам. Он видит вокруг огромные конструкции с бесчисленными инкубаторами на них. Один за другим от его позвоночника отсоединяются кабеля, из затылка выходит длинный металлический штырь. Затем, он проваливается в сливную трубу и падает в водоём. Он чуть не утонул, но был вытащен на корабль Навуходоносор, которым управляет Морфей и его группа. Этот эпизод наполнен образами болезненного отделения [от целого, от иллюзий] и перерождения, которые происходят с Нео на пути индивидуации.

Для Юнга, процесс индивидуации выглядел, как наиболее значительное начинание из тех, что человек может предпринять. Он писал: «…сознание и бессознательное не станут единым целым до тех пор пока одно из них притесняется другим… Это две стороны жизни… Это значит — открытый конфликт и сотрудничество одновременно… Древняя битва молота и наковальни: железо личности между ними выковывается в неразрушимое целое индивидуальности» (Storr, 225).

Словами Юнга, «…это [индивидуация] процесс или путь развития взрастающий из конфликта между двумя фундаментальными психическими реалиями» (Storr, 225). Здесь он говорит о сознании и бессознательном. Кроме того, важно отметить, что Юнг считал индивидуцию процессом, не имеющим какого-либо определённого финала.

На пути индивидуции Нео проходит через болезненный процесс перерождения. Следствием становится отчуждение Нео от его прошлого восприятия реальности. «Когда бы человек не столкнулся с духовными силами, которые помогают, руководят или приказывают, мы можем полагать, что это встреча Эго и Самости. Столкновение обычно происходит в пустыне или в «бегстве», то есть, в состоянии отчуждения» (Эдингер, 70). Проходит время, прежде Нео оправляется после шока от нового видения реальности. Его интеллектуальные установки вывернуты наизнанку. Его мышцы и ум атрофированы. Члены группы Морфея заботятся и выхаживают Нео. Даже его зрение нарушено. Нео спрашивает: «Почему у меня болят глаза?» Ответ: «Потому что ты никогда раньше не смотрел ими». Теперь, Нео формирует новое зрение, направленное во внутренний мир. Это также часть индивидуации, новый для человека способ смотреть на мир.

После того, как Нео восстановился физически, его обучают многим новым умениям. Члены группы представляют фигуры личного бессознательного. Но, кроме них, есть ещё свободные люди, живущие в глубоко под землёй, человеческое сообщество — Зион. О Зионе только упоминают и ни разу не показывают.

Исторический, Зион описывается, как «символ небес или место, где Бог живёт с своими людьми» (Columbia Encyclopedia, 3042). Зион символизирует Самость. Это центральный организующий принцип и центральный архетип психики. Эдингер описывает Самость, как «упорядочивающий объединяющий центр всей психики (сознания и бессознательного)» (3). И «Самость — это область объективной личности. Высший авторитет, подчиняющий себе Эго» (3). Самость связана с «мотивами целостности, тотальности, союза противоположностей, основного порождающего принципа, центра мира, оси вселенной…» (4). В религиозном смысле, Самость — это образ Божественного.

Самость парадоксальна; она включает в себя всю психику и, одновременно, являясь центральной сущностью, вокруг которой формируется психика человека. Нео, команда Морфея, Зион и даже агенты Матрицы — части Самости, так как последняя — это вся полнота психического бытия. Центральный архетип всего фильма — это Зион. Как архетип, он никогда не переживается непосредственно, но при этом является образующим принципом и силой стоящей за восстанием свободных людей.

Взаимоотношения между Эго и Самостью — очень важный элемент в развитии психики. В момент рождения, наша Самость (как целостная психика) ещё не загрязнена посторонними переживаниями. В процессе взаимодействия со внешним миром из Самости рождается Эго. С возрастом, Эго растёт и захватывает контроль, удаляясь от Самости. Наряду с комплексами, в личном бессознательном формируется Тень. Когда человек начинает процесс индивидуации, взаимоотношения Эго и Самости становятся критически важными. Задача для Эго — стать более восприимчивым к Самости. В результате, действия предпринимаемые Эго становятся более соответствующими объективной природе Самости. Как говорит Эдингер, отношения Эго и Самости могут остаться целостными, а может и произойти разобщение. «Чередования целостности и разделённости в отношениях Эго и Самости по-видимому циклически происходит в течение жизни человека и в детстве, и в зрелости» (Эдингер, 5).

В фильме структура взаимоотношений Эго и Самости изображена в виде отношений Матрицы (Эго) и Зиона (Самость). В начале фильма, Нео только неясно осознаёт существование чего-то помимо его реальности, Матрицы (Эго). К концу, Нео спустился в область личного бессознательного (Навуходоносор), между Самостью (Зион) и Эго (Матрица), и теперь у него есть видение целого.

В финале фильма Нео один на один сталкивается с агентом Матрицы. Агент несколько раз стреляет в Нео. Нео падает и умирает. Его сердце остановилось. Троица, образ Анимы, открывает Нео, предсказание Пифии, что она полюбит «Того Самого» (The One). И, что он должен быть «Тем Самым», так как она любит его. Она целует Нео, и Нео возвращается к жизни. Он снова вступает в сражение, его ум, наконец, освобождается от веры в реальность мира, создаваемого Матрицей. Теперь он смотрит сквозь Матрицу, сквозь воображаемую силу агентов. Нео уничтожает агента, который его убил.

Этот эпизод интересен по двум причинам. Во-первых, он объединяет Троицу и Нео (Три и Один) в «Четвёрку» и, одновременно, женское с мужским. Как уже говорилось ранее, число «четыре» символизирует целостность психики. Во-вторых, эпизод иллюстрирует понятие трансцендентальной функции. Юнг говорит: «знание символов необходимо, так как именно в них находит своё выражение единение сознания и бессознательного. Из этого союза вырастают новые установки сознания и новые состояния. Я назвал такой союз противоположностей «трансцендентальной функцией»» (Storr, 226). Нео сражался с агентами и раньше, но они перехитрили его. Его сковывало представление об агентах, как о могущественных фигурах. Поцелуй, символическая трансцендентальная функция, соединила Нео с Троицей четверичный союз противоположностей, в целостность. В результате, Нео освобождается от своих оков и видит агентов Матрицы тем, чем они являются. Он разрушает свои проекции и отнимает личную силу, которой раньше наделял агентов и, наконец, побеждает их.

Финальная сцена показывает Нео в телефонной будке (образ супермена?). Вот что он говорит искусственному интеллекту:

Я знаю, что ты там. Теперь, я тебя могу чувствовать. Я знаю, тебе страшно. Ты боишься нас. Ты боишься перемен. Я не знаю будущего. Я не буду говорить, как всё закончится. Я скажу, как всё начнётся. Сейчас, я повешу трубку и покажу людям то, что ты от них скрываешь. Я покажу им мир без тебя. Мир без контроля и правил, без преград и границ. Мир, где всё возможно. Что мы сделаем дальше — выбирать тебе.

Нео завершил индивидуацию. Чтобы разрушить эгоцентрическую установку ему пришлось пройти через многие испытания. Его послание показывает как осознанность Эго, так и наличие связи с Самостью. Нео говорит, что Эго испытывает страх и, кажется, сочувствует ему в этом. Но он хочет жить без правил и контроля со стороны Эго. Говоря, что он хочет жить в мире, «где всё возможно» и будущее наполнено потенциалом, Нео предлагает Эго оливковую ветвь мирного сосуществования.

Процитированы:

Chernow, Barbara and Vallasi, George, eds. The Columbia Encyclopedia. 5th Ed. Columbia UP, 1993.
Edinger, Edward F. Ego and Archetype. Boston: Shambhala, 1992.
Jacobi, Jolande. Complex/Archetype/Symbol in the Psychology of C. G. Jung. Princeton, New Jersey: Princeton UP, 1974.
Jung, C. G. The Essential Jung. Ed. A. Storr. Princeton, New Jersey: Princeton UP, 1983.
Memories, Dreams, Reflections. New York: Vintage, 1961.
The Matrix. Dir. Larry and Andy Wachowski. Perf. Keanu Reeves, Laurence Fishburne. Warner Brothers, 1999.

© Copyright 2000 Tom Flynn. All rights reserved.
© Copyright 2003 Артём Кримнус. Перевод.

Опубликовано на сайте Carfax
Оригинал статьи




Copyright © 2003–2018 WebSiteEditor Татьяна Николаева aka Li-Lu
Copyright © 2003–2018 WebMaster Андрей Николаев aka Shaman
Разрешается публикация материалов со ссылкой на сайт TOHK «ОБЛАКО-9»
 

TOHK «ОБЛАКО-9»









Яндекс.Метрика


Exp.: Пн, 10.12.18 06:56
Mod.: Сб, 03.11.07 14:23